13:58 11/03/2014 Татьяна Раздрокова 0 773

Золотодобыча на Приполярном Урале вредит экологии Югры

Что губит Приполярный Урал?

Саранпаульский предприниматель Усик Маркосян бьёт тревогу: золотодобыча вредит экологии в Берёзовском районе, лишает местное население природных богатств, средств к существованию.

Золото убило «серебро»

– Усик Амаякович, что вас тревожит?

– Когда-то Саранпауль был основан, потому что реки были богаты рыбой, леса – зверем. 30 лет здесь живу, помню обильные времена. В перестроечный голод выживать помогали именно дары природы. Ещё 15 лет назад на каждом перекате легко было поймать тайменя, хариуса. Совхозная звероферма потребляла по 300 т. сырка и прочей рыбы ежегодно. Но вот уже два года как реки оскудели, рыбы не поймать даже на еду.

Это из-за добычи золота. На Приполярном Урале её ведут открытым способом. Тонны грунта перелопачивают бульдозерами, экскаваторами, промывают. Уничтожается плодородный слой, гибнет экосистема. Загрязнённые воды отравляют реки на сотни километров, осадок от мути держится на дне годами. Ветер, паводок – и взвесь снова делает воду непригодной для рыб. Раньше работы на приисках вели до 1 августа – чтобы реки очистились и рыбы могли нереститься. Сейчас ограничение снято. Немногие из оставшихся запретов промышленники тоже нарушают, «дожимая» запасы: меняют русла рек, разбрасывают металлолом, разливают ГСМ, «моют» золото мимо отстойника, выходят за границы лицензионных участков. Про рекультивацию, посадку трав, деревьев нет и речи.

Манья считалась самой нерестовой рекой Приполярного Урала. В прозрачной воде было видно, как в ямах сырок во время нереста стоял чуть ли не в десять слоев. В это время ловля категорически запрещалась. Сейчас ловить никто не мешает, хотя и рыбы тоже нет. От обилия щокура в р. Щекурье осталось лишь название, причина – добыча кварца в верховье. Строительство «Полярного кварца» зашло в тупик, добыча прекратилась – и рыба начала возвращаться в реку. Впрочем, стоит признать, что в безрыбье повинны также промышленный и браконьерский лов, потепление климата.

Полезные ископаемые – тоже дело нужное. Но рыба – «живое серебро», с которым не будешь ни голодным, ни бедным. А золото нельзя есть, и оно когда-нибудь заканчивается. 20 лет назад на верховьях той же Маньи артель с двумя маломощными бульдозерами добывала по 100-200 кг золота в год. Сегодня старатели перелопачивают больше грунта. Но залежи истощились. Округу стоило бы заботиться о продовольствии, сохранять «живое серебро», а не добывать считанные килограммы золота любой ценой.

Когда власть далеко…

– Промышленники бесконтрольны?

– Прииски – на отшибе цивилизации. Когда-то деятельность старателей худо-бедно держали под контролем местные власти. Но полномочия переданы окружным и федеральным службам, а тем – не до приисков в горах, на каждом участке не поставишь сотрудника. А жалобы местных жителей не воспринимаются всерьез. На обращение саранпаульца Елисея Семенова зам. губернатора Сергей Полукеев ответил: «Учитывая отдалённость данного района и отсутствие транспортной схемы, а также спецтехники, в настоящее время Природнадзор Югры не имеет возможности выехать на место для установления фактов нарушений». Осенью я просил губернатора Югры разобраться в «золотом парадоксе», получил такой же ответ.

Впрочем, у федералов и так хватает объектов для проверок. 3 года назад мою фирму в Саранпауле тот же Природнадзор оштрафовал на 150 тыс. рублей за неправильную утилизацию люминесцентных ламп и масляного фильтра от «Газели»! Впрочем, чиновники заверили, что проверка водных объектов и прибрежных полос Приполярного Урала запланирована на 2014 г. А в адрес золотодобытчиков направили напоминания о необходимости беречь природу и соблюдать закон при ведении работ. Вот пока и всё.

– Как местные жители относятся к ситуации?

– К постоянной мути в реках привыкли сельчане, местные власти, контролирующие службы, не привыкла только рыба. Не видим перспектив на будущее. От великих планов, от мегапроекта «Урал промышленный – Урал полярный» в Саранпауле остались лишь замороженные памятники (четырехбашенный причал, фабрика «Полярный кварц») – как символ безрассудного времени. Нет производств, работа – лишь у бюджетников, служащих, работников ЖКХ. Растут долги людей за коммуналку. На учёте – полсотни безработных, фактически – полтысячи. Недавно в Саранпауле установили промышленный холодильник для приемки рыбы, за год приняли несколько тонн – в сотни раз меньше запланированного. На окружном уровне говорили о строительстве фабрики по воспроизводству рыбных ресурсов. Логично ли – загадить реки, где были тучи рыб, а потом тратить большие деньги на искусственное выращивание?

– Как решить проблему?

– Работая по нормативам, золотодобытчики не могут заработать – даже нарушая запреты, они не имеют высоких доходов. У многих – долги по зарплате, налогам, платежам, дохода окружному бюджету и них ничтожен и несравним с фактическим ущербом.

Наказывая одну кампанию, проблему не решить. Надо просто запретить золотодобычу в горах, где есть нерестовые реки, – это все реки Приполярного Урала.


Кстати

В последние десять лет на приполярном Урале занимались золотодобычей несколько предприятий – ООО «Урал» (обанкротился), РЭП «Берёзовское» (Халмеринское месторождение, деятельность практически не ведётся), ООО «Недра» (лиц. участок «Хабею», банкротство), ООО «Северо-Восток золото» (лиц. участок «Яроташор», долги перед работниками, организациями, государством), ОАО «Сосьвапромгеология» (ведёт работы на лиц. участке «Касумнёр»). ООО «Недра» и ООО «Северо-Восток золото» в 2012 году сдали 40 кг золота, в 2013 г. намыли 27 кг.


Особое мнение

Причин безрыбья – много

Александр Голошубин, председатель национальной родовой общины коренных малочисленных народов Севера «Рахтынья» (пос. Сосьва, Берёзовский р-н):

– Рыбы действительно всё меньше. У моей организации, у коллег за два последних года вылов упал в два-три раза. Деятельность золотодобытчиков играет немалую роль: прежде на зимовку рыба уходила в верховья рек – там больше кислорода, условия подходящие. Но уже несколько лет она не идёт в грязные реки, остается в низовьях, гибнет в заморных ямах.

Как улучшить ситуацию? Во-первых, жёстче контролировать золотопромышленников. Во-вторых, увеличить штат рыбохраны – дать на район ещё хотя бы пять инспекторов и технику, ведь браконьерство тоже наносит урон природе. А в третьих, не тревожить рыбу во время нереста. Право определения сроков запрета на ловлю рыбы стоило бы передать из Тюмени на местный или окружной уровень. Рыба у нас может с нерестом даже на месяц запоздать, а здесь на местах этот вопрос регулировать проще.

Но одними запретами невозможно восстановить речные богатства. Мальки ценных пород до достижения половой зрелости обитают в Обской губе – это их «колыбель». А там уже второй год идёт строительство морского гидропорта. Экосистема нарушена, рыба не может жить в таких условиях. С этим строительством что поделать? Выход один – искусственное разведение. Наше предприятие мальков щокура, муксуна отправляет на Абалакский рыбозавод в Тобольск (Югорский рыборазводный завод пока недостаточно мощный для этого). Так мы хоть как-то восполняем биоресурсы. Но и этого недостаточно – рыборазведением в Югре надо заняться серьезно.


Мнение власти

Николай Артеев, глава с.п. Саранпауль:

– Всё, о чём говорит Маркосян – правда. Может, с окружной точки зрения проблема одного поселения не так уж велика – но для нас это катастрофа. С того золота мы не имеем ничего, а ущерб колоссальный – рыбы нет, работы нет. В посёлке сейчас 3086 чел. Раньше многие работали в экспедициях, теперь их нет, полтысячи саранпаульцев – без работы. С 1991 г. из посёлка уехало 2 тыс. чел. – молодёжь, специалисты, светлые головы. «Сосьвапромгеология» второй год отпускает сотрудников без содержания. Оленеводов всё меньше – ведь это тяжёлая работа с низкими доходами. Из ЖКХ тоже уходят люди.

Себестоимость строительства огромна: что стоит привезти стройматериалы на перекладных? Потому и детсады по 10 лет достроить не могут. Предпринимательство в наших краях – настоящий подвиг. Летом везут продукты с тройной перевалкой, причём много не привезёшь, – у людей денег нет покупать. Дело в нашей удалённости. Условия не привлекают предпринимателей, и ни спонсоры, ни инвесторы к нам не едут.


Мнение специалиста

Саидмурод Хакназаров, руководитель отдела соц.-экон. развития и мониторинга Обско-угорского института прикладных исследований и разработок:

– Разработка полезных ископаемых на Севере влияет и на окружающую природу, и на уклад жизни аборигенов. Почти 70% югорчан-участников социологического исследования, проведённого в 2010 г., отмечали, что в результате промышленных разработок ухудшается экологическое состояние региона, а 36% – что коренное население вытесняется с территорий проживания, деградирует традиционная культура.

При разработке месторождений россыпного золота дражным и гидравлическим способом действительно происходят загрязнение рек мелкодисперсными минеральными взвесями, изменение гидрологического, иногда и гидрохимического режимов, появляются техногенные водоёмы, отвалы. Думаю, нельзя немедленно прекратить разработки, но стоит вести речь о рациональном природопользовании под соответствующим контролем государства.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий