Анастасия ЧУПРОВАВиктория КОЗАРЬ 0 12111

Почему девочка из Югры хочет остаться с некровным отцом?

Суд еще не поставил точку в нашумевшей семейной истории.

Ребенка передавали матери 7 раз.
Ребенка передавали матери 7 раз. © / pixabay.com

Развернувшаяся в окружной столице драма стала возможна только потому, что спор за шестилетнюю девочку ведут биологическая мать и неродной отец.

«Она мне не как родная»

Дмитрий женился на Надежде, когда та уже была беременна от другого. В документах родившейся в январе 2011 Лизы (назовем девочку так - прим.авт.) были записаны оба родителя. «Она мне не «как родная», а именно - родная»,- уточнил в беседе с журналистами Дмитрий Никитин. Спустя пару лет отношения между супругами испортились настолько, что дело дошло до развода.

«Надежда постоянно сидела в телефоне и с кем-то переписывалась, искала знакомств», - пояснил общее решение Дмитрий.

После развода дочка осталась с отцом, о чем между собой договорились оба родителя, подписав соответствующее соглашение. Но два года назад Надежда, которая жила у себя на родине, в Краснодарском крае, и даже успела родить еще двоих детей, вернулась. За дочерью.

Как рассказали в администрации станицы Гривенская Краснодарского края, у Надежды есть свой дом, купленный на материнский капитал, в аварийном состоянии. Пока же женщина живет у мамы, где на 47 квадратных метрах ютятся родители Надежды, сестра с сыном и две дочки от предыдущих браков.

«Дмитрий отказался вернуть мне дочь и в отместку обратился в прокуратуру с жалобой на меня. Я решила: если он не хочет по-хорошему, то придется доказать, что на самом деле Лиза - не его дочь. Так я и сделала, в 2016 году по суду вычеркнув его из свидетельства о рождении как неродного отца», - рассказала Надежда Типакова.

Мама просит интернат

Дмитрий обратился к юристу, чтобы отстоять свое право отцовства. Случаев, когда судьбу ребенка в семье после развода решает суд, пруд пруди. И в подавляющем числе эпизодов судьи становятся на сторону «священной коровы» - матери. Неудивительно, что, несмотря на постоянное проживание с дочерью и заботу о ней в течение пяти лет, суд мужчина проиграл и должен был передать дочь Надежде.

Семь раз судебные приставы пытались это сделать, но ребенок плакал, кричал, и с каждым разом становилось все хуже и хуже. Дело осложнялось тем, что у Лизы - эпилепсия. И врачи, после последней попытки передачи девочки 14 февраля, экстренно доставили ее в окружную клиническую психоневрологическую больницу, заявив, что отрыв дочери от отца может стоить ей здоровья или жизни.

«Я прошу определить дочь в центр социальной помощи семье и детям «Вега», - заявила в суде Надежда Типакова. - Только так нам удастся наладить детско-родительские отношения. Пока она находится с Димой, это невозможно. С каждым днем ситуация только хуже. У меня дома в Краснодарском крае тоже дети. Я не могу жить в Ханты-Мансийске, но мне приходится, так как я единственный законный представитель дочери».

«Органы опеки писали постановления, чтобы признать ребенка безнадзорным, хотя у них такого права нет. Они не вникали в курс дела и даже не знали, что у ребенка эпилепсия - болезнь, которая каждый раз обостряется при попытке передать Лизу матери, - рассказала адвокат отца Оксана Рудик. - Более того, представители опеки заявили, что болезнь выдумана».

Последнее заседание суда в Ханты-Мансийске на прошлой неделе постановило: девочку в «Вегу» не отдавать, а оставить пока у отца, которого признали родным. 

Уполномоченный по правам ребенка по Югре Татьяна Моховикова:
«Это судебное решение, которого все ждали. Разумом мы должны понимать, что интересы ребенка первостепенны. Важно то, что хорошо ребенку. А хорошо ему там, где он растет в любви, заботе и ласке»

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета