48
В ходе рабочей поездки губернатор познакомилась с инвестпроектами
51
Скоро ли Север избавится от «исторического наследия» в виде вагон-городков?

«Инвалиды - не багаж!» Эдуард Исаков о паралимпийском спорте и пандусах

Основатель Центра адаптивного спорта Югры уже 20 лет работает с инвалидами.

Эдуард Исаков со слабослышащими спортсменами. Поднятые руки - знак приветствия.
Эдуард Исаков со слабослышащими спортсменами. Поднятые руки - знак приветствия. © / Из личного архива

Сначала Эдуард Исаков был тренером по паралимпийскому пауэрлифтингу в Югорске, затем основал Центр адаптивного спорта Югры. В нашем регионе его знают как ярого сторонника инклюзии и борца за права инвалидов.

Маленькие трагедии

- Эдуард Владимирович, как за последние 20 лет в округе изменилось отношение общества к людям с ограниченными возможностями здоровья?

Досье:
Эдуард Исаков родился 4 октября 1973 года в Свердловске. Тренер-преподаватель по спорту инвалидов, основатель Центра адаптивного спорта Югры. Президент следж хоккейного клуба «Югра», Президент Олимпийского совета Югры.

- Существенно - вода камень точит. Вспоминая, через что мы с ребятами прошли в 90-е и в начале 2000-х - небо и земля. Например, в 1998 году я был молодым тренером в Югорске и хотел вывезти своих подопечных на Чемпионат России по паралимпийскому пауэрлифтингу, знал, если доберемся до мест соревнований - без медалей не уедем. Однако, мне все у виска крутили, мол, оглянись вокруг, на дворе кризис, страна разваливается, денег на обычных «нормальных» спортсменов нет, а ты на каких-то калек просишь… Но мы тогда всё же нашли деньги. Съездили и с триумфом вернулись домой. И так постепенно у знакомых, коллег и просто горожан стали исчезать из оборота эти эпитеты вроде «калеки», «ограниченные», пришло осознание, что люди с инвалидностью - такие же, как мы, но у них за плечами - свои маленькие трагедии. Кто-то стал жертвой медицинской ошибки, кого-то сбила машина, а кто-то просто таким родился. Вот и всё.

- В Югре действует окружная программа «Доступная среда», способна ли она решить проблемы инвалидов?

- Задача этой программы - облегчить жизнь инвалидов, обеспечить им максимально равные условия жизни со здоровыми. Постепенно мы к этому идем. Но не у всех людей есть представление о том, какие собственно изменения должны произойти. Первое, что приходит на ум, повсеместно должны быть пандусы для колясочников. Раньше, если в гостинице был пандус (неважно, какого качества) считалось, что гостиница доступна для лиц с инвалидностью. Однако, работая тренером паралимпийцев, я быстро понял, что для доступности в гостинице должны быть широкие проёмы, специальные туалеты, подлокотники, ручки на ваннах… и так до бесконечности. 

Мы всё это впервые увидели за границей, когда выступали на международных соревнованиях. А потом возвращались домой, в Россию, и нас встречал аэропорт «Шереметьево», где приходилось 50 ступенек вниз на руках нести ребят-колясочников. Но с середины 2000-х годов в крупных аэропортах всё стало значительно лучше.

- А как же провинциальные воздушные гавани? Судя по Чебоксарскому аэропорту, в котором недавно сургутского спортсмена-колясочника Замира Шкахова хотели выносить из самолёта грузчики, за МКАДом всё по-прежнему?

- Просто на местах ведомства зачастую работают на «авось» и в штыки воспринимают изменения федерального законодательства. С 1 января 2016 года в России действует Федеральный закон № 419, регламентирующий равные права людям с инвалидностью на безбарьерное пользование авиауслугами. Однако, профильные министерства и департаменты не до конца справляются со своими прямыми обязанностями. И люди добиваются справедливости только через прокурорские проверки и судебные разбирательства. Я считаю, что Замир правильно поступил и не согласился «выйти» из самолёта при помощи грузчиков. Инвалиды - не багаж. К ним необходимо проявлять уважение.

За четырьмя стенами

- Вы известны как ярый сторонник развития инклюзии в обществе, почему вы считаете её повсеместное внедрение в России большим шагом вперед?

- Во времена СССР по отношению к инвалидам применялся метод сегрегации. Это когда ребенка-инвалида помещали в специнтернат чуть ли не с рождения, где были такие же, как и он. Но в итоге он оказывался не готов к жизни за стенами этого заведения. У таких ребят не было практики общения с реальным миром. К инвалидам в целом у общества было негативное отношение. В советском государстве их как бы и не существовало.

Закончив школу в 80-х годах, я думал стать военным врачом, пошёл работать санитаром в операционный блок. На моих глазах врачи, выполняя свой долг, отрезали людям руки и ноги. Но в повседневной жизни мне практически не встречались люди с инвалидностью, ни во дворах, ни в спортзалах - они сидели в четырёх стенах.

- У инклюзии, особенно в образовании, немало противников. Они считают, что это зачастую нарушает права здоровых людей. Что думаете по этому поводу?

- Всё зависит в первую очередь от тренера или учителя, то, как он работает с учениками, что им говорит, как подготавливает, чему учит, а также тому, способен ли он выдерживать баланс - и работая с одним, не нарушить права другого человека. Нужно также учитывать, что не все заболевания подходят для инклюзивного образования. Дети с высокой степенью нарушения интеллекта не смогут учиться вместе со здоровыми ребятами, здесь возможно только индивидуальное обучение. Инклюзию нельзя насаждать насильственно или ждать мгновенных результатов. Это кропотливый труд, при котором преподавателям необходимо постоянно повышать свою квалификацию. В пединститутах и училищах нужно открывать такие курсы. Когда я начинал работу в этом направлении, не было ничего, и приходилось учиться у самой жизни.

Не пустили...

- Вы - президент следж-хоккейного клуба «Югра», девять членов которой входят в состав национальной сборной. В этом году наших ребят не пустили на отборочные игры к Паралимпиаде 2018. Вы всерьёз считаете возможным организовать Альтернативные игры в России за столь небольшой срок?

- Думаю, наши ребята этого заслуживают. Когда нас внезапно не пустили на Паралимпиаду в Рио - это было подло по отношению ко всем российским паралимпийцам. Практически не было времени на подготовку Альтернативных Игр в Новогорске. Соревнования проводили в спешке, да и размах был не тот. Теперь же мы способны заранее подойти к этому вопросу и отметить заслуги паралимпийского движения, как ребята того заслуживают. Обвинения Макларена - фикция. Доказательств употребления допинга паралимпийцами нет.

Для спортсмена с инвалидностью спорт - это порой единственный шанс кем-то стать, заработать денег, добиться славы, обрести друзей и себя. У следж-хоккеистов зарплаты не такие, как у звезд КХЛ, а обычные для большинства здоровых людей - 30-50 тысяч рублей, но это больше, чем парни без ног зачастую могут заработать. Я знаю ребят, которые, получив свои первые зарплаты, радовались, что наконец-то смогут сводить свою девушку в кино или отдать деньги матери. Это напоминало им о той жизни, что была у них до трагедий: аварий, падений, многочисленных операций, больниц и боли. Их сила воли поражает. Поэтому мне так приятно с ними работать. И я уверен, что наступит день, когда в России отношение к инвалидам изменится в лучшую сторону, и я говорю даже не о толерантности, а об общении на равных.

Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах